г. Москва, ул. Волгоградский проспект, д. 47
+7 (495)259-58-15

Правовые аспекты взаимодействия фармацевтических организаций с медицинскими работниками

В настоящее время активно развивающийся рынок фармацевтических компаний все теснее и теснее взаимодействует с различными медицинскими организациями и медицинскими работниками. Данная сфера требует очень четкого правового регулирования, поскольку зачастую несовпадающие цели и интересы участников отношений порождают многочисленные нарушения законодательства. Как известно, основной целью фармацевтических компаний является получение максимальной прибыли от производства и продажи лекарственных средств, изделий и прочих товаров. Целью же медицинских организаций и их работников должна являться деятельность по оказанию квалифицированной медицинской помощи населению, изучению новых методик и средств лечения. Однако, без должного законодательного регулирования зачастую происходит сращение интересов этих двух агентов на коммерческой почве, то есть целью медицинских работников становится сотрудничество с фармацевтическими компаниями для получения личной выгоды, а не помощь пациентам. Для устранения подобных ситуаций В Российской Федерации были введены нормы Федеральных законов «Об обращении лекарственных средств» и «Об основе охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон о лекарственных средствах и Закон об охране здоровья). Рассмотрим же эти два акта более детально.

Федеральным законом от 25 ноября 2013 года № 317-ФЗ были внесены изменения в основополагающий для отрасли Федеральный закон № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» (далее – Закон о лекарственных средствах), а именно была введена новая глава 14.1, непосредственно касающаяся ограничений, налагаемых на организации, осуществляющие деятельность по обращению лекарственных средств.

Для начала необходимо определить круг организаций, которые попадают под положения данного акта, и, соответственно, могут квалифицироваться как осуществляющие деятельность по обращению лекарственных средств. В статье 67.1 пункте 1 они перечислены:

а)организации, занимающиеся разработкой, производством и (или) реализацией лекарственных препаратов для медицинского применения;

б) организации, обладающие правами на использование торгового наименования лекарственного препарата для медицинского применения; в)организации оптовой торговли лекарственными средствами;

г) аптечные организации[1].

 Кроме того, при рассмотрении всех вопросов, касающихся этой сферы регулирования, допускается включение в ряд субъектов права представителей и иных физических лиц, осуществляющих свою деятельность от имени данных организаций, то есть фактически представляющих свою организацию. Интересно, что конкретного перечня таких лиц в законе нет, что, с одной стороны, является требованием целесообразности, а, с другой стороны, приводит к ряду проблем, возникающих из-за неопределенности данных субъектов-представителей. Возникает ряд вопросов: кто может быть представителем, осуществление каких видов деятельности позволяет считаться представителем организации и т.д. Для решения данной проблемы следовало бы добавить в Закон о лекарственных средствах положения, сужающие круг субъектов-представителей и конкретизирующие их статус при осуществлении ими интересующей нас деятельности.

Обобщая положения статьи 67.1, регламентирующей конкретно ограничения, налагаемые на организации, выдвигается несколько тезисов: вышеперечисленные субъекты в отношении медицинских работников, руководителей  медицинских организаций, фармацевтических работников и руководителей аптечных организаций не вправе:

«вручать подарки, выплачивать денежные средства, в том числе оплачивать развлечения, отдых, проезд к месту отдыха, и привлекать к участию в развлекательных мероприятиях, проводимых за счет своих средств;

предоставлять образцы лекарственных препаратов для медицинского применения для вручения населению или пациентам;

заключать соглашения о предложении населению или назначении и рекомендации пациентам определенных лекарственных препаратов для медицинского применения;

 предоставлять недостоверную и (или) неполную информацию о лекарственных препаратах для медицинского применения (даже если существует одинаковое международное непатентованное наименование препарата)».

Проанализируем же каждый из данных запретов. Первый совершенно явно направлен на борьбу с коррупцией в различных ее проявлениях в сфере обращения лекарственных средств. Ни для кого не секрет, что в настоящее время медицинские организации различного профиля, осуществляющие деятельность по обращению лекарственных средств, подвержены такому явлению, как взяточничество. Помимо ставшего уже частью национального менталитета убеждения граждан, что без подарка, скажем, врачу, им не выпишут хорошее лекарство, существует также, собственно, желание работников интересующих нас организаций повысить свое благосостояние подобным образом. С данной проблемой можно бороться несколькими способами: 1) Ужесточить наказания за взяточничество в любой форме (достаточно подробно разновидности  перечислены в ст. 67.1); 2) Повышать уровень правовой культуры граждан с помощью специальных социальных программ, дабы и они не провоцировали работников организаций сферы обращения лекарственных средств; 3) Повысить заработную плату персоналу данных организаций, поскольку зачастую именно нехватка средств для создания оптимальных условий для нормальной жизни является причиной, порождающей взяточничество (внести изменения в трудовое законодательство в отрасли).

Второй запрет касается предоставления образцов лекарств для медицинского применения для вручения населению или пациентам. Безусловно, введение данной статьи было порождено существующей проблемой нахождения в обороте лекарственных средств, которые не должны быть использованы населением самостоятельно. Данный запрет был введен, чтобы остановить нелегальную реализацию лекарственных препаратов, предназначенных, например, для нужд бюджетной больницы, но реализуемых персоналом этой больницы населению. Собственно, для решения данной проблемы можно предпринять усиление ответственности за нарушение данной нормы законодательства и  проведение регулярных проверок контролирующими организациями деятельности участников оборота лекарственных средств.

Третий запрет является по сути своей антимонопольным. В данном случае законодатель заботится не только о благе пациентов, которые могут быть введены в заблуждение подобной политикой медицинских организаций, но и о благе всех производителей лекарственных средств, здоровую конкуренцию которых данная норма и обеспечивает. Кроме того, здесь имеет место ценовая регуляция (как следствие из принятия антимонопольных мер). Она выражается в невозможности, например, врачей, рекомендовать пациентам конкретные очень дорогие препараты вместо более дешевых и зачастую не менее эффективных аналогов. Следует сказать и о реализации права выбора гражданина, собственно, каким препаратом лечиться.

И последний, четвертый запрет достаточно прост и однозначен, он укладывается в рамки понятия защиты прав потребителей и говорит о запрете предоставления недостоверной и (или) неполной информации о лекарственный препаратах. Такой запрет позволяет сдерживать многие мошеннические схемы, хотя полностью избавиться от подобных случаев, увы, не получается в том числе за счет наличия черного рынка лекарственных средств.

Также интересно, что ограничения, налагаемые в отношении медицинских работников и руководителей медицинских организаций несколько более широко регламентированы, и, кроме того, из вышеуказанных запретов в данном случае исключаются положения, связанные с заключенными договорами различного характера и проведением клинических исследований. Данное положение вызывает ряд вопросов, поскольку под договорами различного характера можно спрятать дачу взятки работнику или руководителю медицинской организации. Такая ситуация может сложиться из-за отсутствия подробного регулирования и регламентации видов заключаемых договоров. Следовательно, чтобы избежать мошенничества, следует внести соответствующие уточнения в Закон о лекарственных средствах в части заключения договоров между потребителем и членами медицинской организации.

Что же касается иных положений части 1 статьи 67.1, то, помимо всего прочего, запрещается посещение медицинских работников в рабочее время на рабочем месте, кроме случаев клинических исследований и собраний медицинских работников, направленных на повышение квалификации. Таким образом, сохраняются все условия для полноценного осуществления деятельности персонала, на которую никоим образом никакие факторы не влияют. И последнее нерассмотренное нами положение состоит в запрете «побуждать к выписыванию лекарственных препаратов для медицинского применения на бланках, содержащих информацию рекламного характера, а также на рецептурных бланках, на которых заранее напечатано наименование лекарственного препарата для медицинского применения». Подобным образом законодатель стремится ограничить влияние такого субъективного фактора, как реклама на спрос заинтересованных лиц, происходит некое «уравнивание» различных препаратов в конкурентных возможностях.

Рассмотрим далее вторую и последнюю статью главы, статью 67.2, о требованиях к организации и проведению мероприятий, направленных на повышение профессионального уровня медицинских работников или на предоставление информации, связанной с осуществлением мониторинга безопасности лекарственных препаратов. Во-первых, следует очертить круг подобных мероприятий. В данную категорию входят «научные мероприятия и иные мероприятия, направленные на повышение профессионального уровня медицинских работников или на предоставление связанной с осуществлением мониторинга безопасности лекарственных препаратов информации». Статьей запрещается препятствовать участию в подобных мероприятиях организациям, производящим или реализующим лекарственные препараты со схожим фармакологическим действием, а также как-либо дискриминировать одних участников по сравнению с другими.

Детализация данного тезиса состоит в положениях, утверждающих запреты на предоставление различного количества времени, различного по площади пространства для демонстрации образцов препаратов или же рекламных стендов участникам мероприятия для их выступления. Единственным исключением, при котором возможно нарушение данного принципа, являются ограничения подобных условий в соответствии с соглашениями о финансировании, устанавливающими условия для участников в соответствии с их затратами на организацию мероприятия. Также запрещается устанавливать размер взноса для участников мероприятий в размере большем, чем составит сумма затрат на организацию мероприятий, поскольку это приведет к необоснованному ограничению числа участников. В общем и целом, можно заключить, что положения данной части статьи сводятся к поддержанию и охране конкуренции среди организаций, участвующих в обороте лекарственных средств.

Части 2 и 3 статьи 67.2 посвящены распространению информации, связанной с организацией и проведением мероприятий подобного рода, а именно: организаторы обязуются обеспечить доступ к информации о дате, месте, времени, планах, программах, планируемых для рассмотрения темах и составе участников мероприятий на своих сайтах в Интернете. Срок предоставления такой информации – не позднее 2 месяцев до начала проведения мероприятий. Кроме того, в этот же срок данная информация должна быть направлена  «в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере здравоохранения, для последующего размещения ее на официальном сайте этого органа в сети «Интернет».

Таким образом, введенная в ФЗ «Об обращении лекарственных средств» новая глава фактически создала фундамент для регулирования сферы обращения лекарственных средств путем установки важнейших ограничений для организаций, работающих по данному профилю. Устанавливаются положения, формирующие честные условия взаимодействия организаций между собой и с потребителями лекарственных средств, также делается все для того, чтобы применение и выбор лекарственных препаратов и их производителя основывался на независимых ни от какого воздействия и объективных критериях. Кроме того, важно упомянуть о том, что пресекается любая дискриминация производителей, то есть реализуется важнейший принцип конкуренции — равенство участников отношений. И в заключение необходимо отметить, что нормы, касающиеся обеспечения всех заинтересованных лиц информацией, безусловно являются основополагающими для реализации прав каждого, желающего принять участие в организуемых мероприятиях.

Рассмотрим теперь процесс разработки законопроекта, который ввел интересующую нас главу в закон. Итак, законопроект №217151-6 был внесен Правительством РФ как субъектом законодательной инициативы. Законопроект находился в отрасли законодательства «здравоохранение» и в тематическом блоке «социальная политика». Безусловно, интересны комитеты, занимавшиеся ведением данного законопроекта: ответственный комитет – комитет Государственной Думы по охране здоровья, комитеты-соисполнители – комитет Государственной Думы по бюджету и налогам, комитет Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления. Каждый из комитетов составил заключение по проекту ФЗ, кратко рассмотрим затрагивающие нашу сферу интересов пункты.

Комитет Государственной Думы по охране здоровья относительно интересующих нас изменений  в своем заключении заявил следующее: «По аналогии со статьей 74 Федерального закона № 323-ФЗ, устанавливающей ограничения для медицинских и фармацевтических работников при осуществлении ими профессиональной деятельности, законопроектом вносятся изменения в Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств», устанавливающие ограничения для фармацевтических компаний и их представителей по формированию у медицинских и фармацевтических работников заинтересованности в назначении пациентам лекарственных препаратов и медицинских изделий конкретного производителя»[2]. Комитет поддерживает проект ФЗ № 217151-6.

Комитет Государственной Думы по  бюджету и налогам в своем заключении рассматривал изменения Налогового кодекса РФ, не затрагивая ФЗ “Об обращении лекарственных средств”, посему не будем рассматривать данный документ более подробно. Комитет по бюджету и налогам поддерживает принятие законопроекта, но при условии его доработки ко второму чтению с учетом замечаний.

Комитет Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления также не затрагивает нашу сферу интересов в своем заключении, оно посвящено регламентации и изменению региональных актов, в то время как нас интересует федеральный закон. Комитет полагает возможным поддержать проект ФЗ  с учетом высказанного замечания.

Теперь обратимся к ФЗ от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Интересующую нас сферу затрагивают нормы статей 74 и 75 об ограничениях, налагаемых на медицинских работников и фармацевтических работников при осуществлении ими профессиональной деятельности, и о конфликте интересов при осуществлении медицинской деятельности и фармацевтической деятельности.  В целом, нормы статьи 74 являются зеркальным отражением норм статьи 67.1 Закона о лекарственных средствах, за исключением частей 4 и 5 пункта 1 в соответствующих статьях. Следует заметить, что Закон о лекарственных средствах дает значительно менее подробную формулировку запрета предоставлять недостоверную и (или) неполную информацию. В ней речь идет только о лекарственных препаратах для медицинского применения, в то время как в Законе об охране здоровья указаны и лекарственные препараты, и медицинские изделия, а также запрет скрывать сведения о наличии в обращении аналогичных лекарственных препаратов и медицинских изделий. Аналогичного запрета для фармацевтических организаций не существует, то есть при заключении договора поставки представители таких организаций могут свободно предлагать свой препарат как не имеющий аналогов на рынке, тем самым увеличивая его стоимость. Такая проблема может быть решена только путем введения прямого запрета и соответствующего наказания за сокрытие фармацевтическими компаниями сведений о наличии в обращении аналогичных лекарственных препаратов и мед. изделий.

Части 5 пунктов 1 в статьях двух федеральных законов также различаются, но в меньшей степени. В Законе об охране здоровья норма приведена более детально, речь идет не только о клинических исследованиях лекарственных препаратов, собраниях медицинских работников и иных мероприятиях, но и о клинических испытаниях медицинских изделий, которые не упоминаются в соответствующей части Закона о лекарственных средствах. В данном случае имеет место некоторое несоответствие федеральных законов друг другу, может возникнуть коллизия. Разрешено ли фармацевтическим организациям посещать медицинских работников во время проведения клинических испытаний медицинских изделий, или нет, таким образом, доподлинно неизвестно. Можно предположить, что разрешение на посещение клинических испытаний лекарственных препаратов возможно использовать как аналогию, и законодатель подразумевал сходное решение вопроса с испытанием медицинских изделий, однако это все равно будет скорее домысел, чем точное следование букве закона. Для изменения ситуации необходимо соотнести положения двух вышеуказанных федеральных законов и внести изменения, которые не будут друг другу противоречить.

Важное место в отношениях между медицинскими работниками и фармацевтическими компаниями занимает конфликт интересов. Такая ситуация урегулирована статьей 75 Закона об охране здоровья. Конфликт интересов – это, можно сказать, бич отношений между фармацевтическими компаниями и медицинскими работниками. Именно на его основе происходят все нарушения закона, этики и прочих социальных норм. Посему законодатель установил специфическое правовое регулирование такой ситуации. Согласно статье 75, в случае возникновения конфликта интересов медицинский работник обязан в письменной форме сообщить об этом руководителю организации, в которой он работает. Далее руководитель в семидневный срок обязан в письменной форме уведомить о возникшей ситуации уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти, который, в свою очередь, образует комиссию по урегулированию конфликта интересов. Как можно заметить, механизм урегулирования очень сложен, поэтому далеко не каждый медицинский работник будет писать заявление и ожидать, пока комиссия вынесет решение. Существенно более простым выходом из ситуации является неформальное разрешение конфликта интересов на месте, коим большинство медицинских работников и пользуется. На мой взгляд, урегулирование конфликта интересов было бы гораздо более эффективным, если бы оно проводилось специальной комиссией не на федеральном, а на локальном уровне. То есть соответствующий федеральный орган исполнительной власти мог бы в своих территориальных подразделениях создать постоянно действующую комиссию, которая бы разрешала конфликт интересов быстро, с учетом специфики каждой отдельной ситуации, не тратя время на ненужную бюрократию.

Далее имеет смысл рассмотреть нормы законодательства, устанавливающие ответственность за  нарушение положений главы 14.1 ФЗ “Об обращении лекарственных средств” и статей 74-75 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Начнем с самых первых положений статей 67.1 и 74, в которых говорится о вручении подарков и иных вознаграждений медицинским работникам. Данное положение может быть квалифицировано как дача взятки должностному лицу и, соответственно, регулироваться ч. 1 ст. 291 УК РФ и наказываться “штрафом в размере от пятнадцатикратной до тридцатикратной суммы взятки, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере десятикратной суммы вятки”[3].

Также существующие положения о запрете соглашений о назначении или рекомендации пациентам лекарственных средств можно отнести к сфере регулирования антимонопольного законодательства: т.е. ч. 1 ст. 178 УК РФ. Подобные деяния наказываются “штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до 3 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до одного года или без такового”.

Что касается положения о предоставлении недостоверной информации о препарате, то оно регулируется ч. 2 ст. 12 ФЗ  «О защите прав потребителей», и подобное деяние наказывается возмещением убытков, причиненных покупателю, а так же выполнением требований по замене товара, уменьшением покупной цены или возмещением расходов потребителя[4].

Если обращаться к нарушениям законодательства, связанным с рекламой лекарственных препаратов, то основной регулирующей нормой будет ч. 5 ст. 14.3 КоАП РФ, устанавливающей наказание в виде «наложения административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц – от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей».

Что же касается ответственности за нарушение положений главы 14.1 в части организации и проведения различных мероприятий, то она косвенно устанавливается ч. 6 ст. 5 ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в виде несения «гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный участниками публичного мероприятия»[5].

Непредставление сведений  о проведении мероприятия в компетентный орган может определяться несколькими статьями КоАП РФ:

ч. 5 ст. 19. 4 «Невыполнение законных требований должностного лица федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере здравоохранения, его территориального органа, а равно воспрепятствование осуществлению этим должностным лицом служебных обязанностей — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей».

 ч. 21 ст. 19. 5 21. «Невыполнение в установленный срок законного предписания, решения федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере здравоохранения, его территориального органа — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей».

ст. 19.7.8. «Непредставление или несвоевременное представление в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере здравоохранения, его территориальный орган, если представление таких сведений является обязательным в соответствии с законодательством в сфере охраны здоровья, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 6.29 настоящего Кодекса, либо представление заведомо недостоверных сведений — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей; на юридических лиц — в размере от тридцати тысяч до семидесяти тысяч рублей» [6].

Нарушение норм статьи 75 Закона об охране здоровья также регулируется КоАП РФ. Статьей 6.29 устанавливает штраф от 3 до 5 тысяч рублей за непредставление информации о конфликте интересов медицинским работником руководству организации, в которой он работает, и индивидуальным  предпринимателем уполномоченному федеральному органу исполнительной власти. За аналогичное правонарушение, совершенное руководителем медицинской организации назначается штраф от 5 до 10 тысяч рублей. Как можно заметить, наказание за правонарушение такого характера совсем небольшое, что стимулирует медицинских работников игнорировать нормы статьи 75 и, не тратя времени на разбирательство, решить проблему самостоятельно, то есть с большой вероятностью удовлетворить свой материальный интерес в ущерб пациентам.

Подводя итог, можно заметить, что в исследуемой нами сфере действует несколько видов различных санкций (уголовные, гражданские, административные), которые с разной степенью жесткости воздействуют на правонарушителя.  Однако, несмотря на различия в способах наказания, все данные меры служат одной цели – поддержанию упорядоченных правоотношений в сфере деятельности организаций, участвующих в обращении лекарственных средств. В данную категорию входит и противодействие коррупции, и проведение антимонопольной политики и мер по защите конкуренции, и защита прав потребителей, и организация четкого взаимодействия между органами государственной власти и организациями, работающим в сфере фармацевтики. На мой взгляд, вышеперечисленные виды ответственности действительно помогают поддерживать порядок и законность в отношениях между фармацевтическими организациями, их персоналом и иными участниками правоотношений. Кроме того, большинство наказаний довольно суровые, что уменьшает у участников  таких правоотношений желание нарушать законы.

Рассмотрим далее позиции основных регуляторов интересующей нас сферы. Федеральная Антимонопольная Служба касательно введения главы 14.1 в ФЗ «Об обращении лекарственных средств» отозвалась положительно, а именно охарактеризовала ее как новый инструмент в  борьбе с «подкупом врачей». ФАС придерживается мнения, что вводимые изменения являются необходимыми для полноценного регулирования рынка фармацевтических производителей, а статьи 67.1 и 67.2 устанавливают теперь ответственность для фармацевтических компаний, что предотвращает некую «однобокость» законодательства в этой сфере (ранее подобные ограничения налагались  на медицинских работников, а не на производителей ст. 74 ФЗ от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»). Кроме того, ФАС замечает, что изменяющим законом, хоть и были введены новые  положения в КоАП РФ, но они не установили ответственность непосредственно за нарушение нововведенных статей 67.1 и 67.2[7].

Что же касается Росздравнадзора, то конкретных комментариев он не давал в отношении интересующих нас изменений. Однако, учитывая, что полномочия органа с введением 317-ФЗ были существенно расширены, и никаких жалоб от него не поступало по поводу закона, можно предположить, что введение главы 14.1 в 61-ФЗ было все же расценено положительно. Что интересно, еще до введения рассматриваемой главы закона были созданы механизмы по контролю за соблюдением медицинскими работниками профессиональных ограничений: «управлением Росздравнадзора по г. Москве и Московской области 14.12.2012 по обращению гражданина проведена внеплановая выездная проверка МБУЗ Щелковского муниципального района «Районная больница № 1». В результате проверки выявлено, что врачи поликлиники проводят в рабочее время прием представителей фармацевтических компаний, производителей медицинских изделий, что является нарушением требований Ст. 74 Федерального закона от 21.11.2011  № 323-ФЗ «Об охране здоровья граждан в Российской Федерации». Было выдано предписание об устранении нарушений»[8]. Данные мероприятия можно расценивать как предпосылки введения главы 14.1 в закон «Об обращении лекарственных средств».

Рассмотрим в высшей степени показательное судебное дело, относящееся к сфере отношений между фармацевтическими компаниями и медицинскими работниками. Омским областным судом было вынесено апелляционное определение[9] по делу о признании приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконным. Истец, работающий врачом-хирургом в больнице, назначая лечение пациенту, выписал ему лекарственные препараты на листе с указанием рекламной информации о конкретном аптечном пункте, учредителем которого он является. Глава больницы наложил на врача дисциплинарное взыскание, которое хирург и оспаривал в суде. В конечном счете, врач был признан виновным в нарушении ч. 6 п. 1 ст. 74 ФЗ № 323-ФЗ, и ему было отказано в признании приказа недействительным и выплате компенсации морального вреда. В данном судебном деле ярко видна материальная заинтересованность врача и, соответственно, конфликт интересов, который был разрешен в пользу интересов хирурга, а не пациента.

Кроме того, интересно обратиться к схожим мероприятиям по ограничению аналогичной деятельности фармацевтических компаний за рубежом, дабы сравнить содержание правил, регулирующих сферу ограничения организаций в области обращения лекарственных средств.

В Великобритании в 2013 году был запущен проект, призванный сделать отношения между врачами и фармацевтическими компаниями прозрачнее. Он состоял в проведении Ethical Standards in Health & Life Sciences Group (ESHLSG) общественных консультаций перед созданием системы контроля компаний, основанной на предоставлении финансовой отчетности о вознаграждениях медицинских специалистов[10].

Законодательства Германии и Италии устанавливают определенные ограничения в сфере рекламы медицинских препаратов фармацевтическим работникам (в Германии это Закон о рекламе в сфере здравоохранения, в Италии – Национальный декрет 2006 года).

Таким образом, многие страны, столкнувшись с необходимостью ограничить фармацевтические компании во многих областях их деятельности в связи с ее неправовыми последствиями, начали активно вносить изменения в законодательство, способствующие улучшению свободной конкуренции на рынке, защите прав медицинских организаций,  работников и, конечно же, потребителей. В данной глобальной тенденции Россия не исключение, что свидетельствует, во-первых, о достаточном уровне заинтересованности законодателя в решении поставленной проблемы, и, во-вторых, в возможности ее решения вводимыми нормами закона.

 

 

Кожина Ксения Евгеньевна, стажер Центра исследований нормативной среды фармацевтики и биотехнологий.

[1] ФЗ «Об обращении лекарственных средств» Доступно на сайте http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_160120/

[2] Заключение ответственного комитета ГД по охране здоровья

URL:http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(ViewDoc)?OpenAgent&work/dz.nsf/ByID&E0A31EBA8B4DEAB743257B41004C1FFC

[3] УК РФ URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=158516

[4] ФЗ «О защите прав потребителей»

URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=148878

[5] ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»

URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=130964

[6] КоАП РФ URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=157264

[7] ФАС России в СМИ Юридические разъяснения в отношении проведения мероприятий для медработников URL: http://www.fas.gov.ru/fas-in-press/fas-in-press_38160.html

[8] Сайт Росздравнадзора URL: https://www.roszdravnadzor.ru

[9] Определение от 16.07.2014 по делу N 33-4316/2014

[10] Брошюра проекта ESHLSG URL: https://www.fpm.org.uk/newsevents/ESHLSGdecpay